«С него заживо снимали шкуру»: в Волгограде после ветеринара у шпица сошла плоть до костей

Фото:
v1.ru

До 1 сентября Вуди был жизнерадостным мохнатым псом
В Волгограде и Волгоградской области все больше людей заявляют о том, что их животные стали жертвами ветеринара. Мы уже писали о котенке, которому за крупную сумму просто так вскрыли живот, об умершем в муках маленьком йорке и убитом с 15 раза далматине. Но история, рассказанная V1.ru хозяйкой двухлетнего шпица по кличке Вуди, вызывает настоящий шок. От крохотной жизнерадостной собаки после встречи с Еленой Сахаровой осталась только половина. Животное едва не сгнило заживо.

По словам хозяйки шпица Анастасии, уезжая в августе на отдых с семьей, она и не думала о том, какой кошмар ее будет ждать по возвращении. Буквально сразу по приезду девушке стало известно о том, что любимый питомец болен.
— На время отдыха мы оставили собаку родителям, которые живут в Светлоярском районе. Когда вернулись, родные сообщили, что Вуди плохо и он почти ничего не ест. Мы стали искать через интернет ветеринара, который мог бы выехать в область к родителям. Позвонили по найденному номеру. Нас сразу предупредили, что выезд будет стоить три тысячи рублей. Мы согласились. По факту визит Елены Сахаровой обошелся нам в десять тысяч. Потом, в течение нескольких дней мы заплатили еще 56. Деньги я лично переводила ветеринару на карту онлайн-переводами. Карта оформлена на нее.
Приехав, как и обещала, в Светлоярский район к родителям Анастасии, ветеринар осмотрела собаку, сделала УЗИ и выставила счет в 10 тысяч. Хозяйка шпица была все это время на связи по телефону.
— Осмотрев Вуди, ветеринар сообщила, что ему срочно требуется операция. Якобы у него воспалены секретные железы. Сказала, что он находится в запущенном состоянии. Я ответила, что за месяц до этого мы делали ему чистку и стрижку. Она сказала, что этого времени достаточно, чтобы он пришел в такое состояние. Тут же Елена Сахарова сказала, что уже ввела наркоз собаке, он обездвижен и его надо везти в клинику. Мне ничего не оставалось как только согласиться на операцию.

Операцию Вуди сделали в тот же день. На следующий хозяева созвонились с ветеринаром, и та сообщила, что все прошло хорошо, собака под наблюдением.
— Каждый раз когда Вуди надо было поставить капельницу, Елена Сахарова звонила и называла стоимость. Иногда мне было не удобно говорить, я просила перезвонить позже. Она отвечала, что капельница будет только после оплаты. Сначала деньги — потом стулья. Для нее лечение нашей собаки изначально было чистым бизнесом.
Семья Анастасии уже полтора месяца ждет возвращения Вуди домой
В руки ветеринара жизнерадостный до этого шпиц попал 1 сентября, ветеринар со словами, что пес идет на поправку, выписала его через пять дней.

— Все эти дни Вуди пролежал в клинике в клетке. Ему зеленкой обрабатывали швы. Ветеринар сделала несколько разрезов вдоль спинки, чтобы вытащить из-под кожи опарышей. Оказалось, что после укуса другой собакой у нашего шпица начали подгнивать раны. Первоначальный диагноз с якобы воспаленными железами в итоге не подтвердился.

За несколько дней, по словам Анастасии, состояние питомца резко ухудшилось. Нам стало совсем тревожно, когда мы увидели, что его левый бок начал синеть. Мы позвонили в «Априори». Нам сказали, что это может быть гематома после операции. То, что происходило дальше, страшно вспоминать. Я поняла: рассказы о том, что собаки умеют плакать, — чистая правда. Нашему Вуди пришлось перенести невозможные страдания.
В другой клинике, куда Анастасия обратилась с Вуди, его сразу же уложили на операционный стол.
— Оказалось, что все те дни, которые наш питомец провел в клинике, он просто лежал и гнил заживо. Синим его бок стал от того, что ткани уже начали отмирать. Доктора в новой клинке не стали называть никаких сумм, они начали спасать Вуди, а он плакал от боли. Гарантий, что он выживет не было. Состояние было настолько тяжелым, что в любой момент могли отказать почки.
Вуди сделал три операции. Во время каждой из них с крошечной собаки срезали по частям сгнившие кожу и мясо.
— Ему срезали все до костей — кожу, ткани, мышцы и сухожилия. Были видны ребра, — с ужасом вспоминает Анастасия. — Но другого способа спасти Вуди не было. Был сепсис, ткани гнили и отмирали. Операции делали в три захода. Иначе бы он не вынес страданий. Это жуткая боль. Говорят, что у собак высокий порог боли, но Вуди плакал и стонал. Ему было невыносимо больно. Все, что сделала Сахарова, она удалила опарышей. Нам потом сказали, что этого делать было нельзя. Как бы жутко это ни звучало, черви съедают пораженные ткани и чистят организм. Она вытащила их, зашила разрезы и оставила раны гнить. В итоге у нас осталась только половина собаки.

К иску с суд Анастасия собирается приложить все банковские выписки и договор
Вуди лечится до сих пор. — уже полтора месяца. По словам Анастасии, после операция он не мог вставать на лапку из-за срезанных сухожилий. Сейчас он уже активничает — встает и даже пытается бегать.
— Раны уже почти полностью затянулись новыми тканями. Остался участок пять на пять сантиметров примерно. Операция по спасению Вуди обошлась нам в 2800 рублей. Сравните: 40 тысяч за опарышей и гниющие раны и 2800 — за возвращение к жизни. Если бы мы тогда не наткнулись на телефон Сахаровой, ничего этого не было бы.
Сейчас Анастасия ждет, когда Вуди вернется домой и собирает бумаги для иска в суд. Ветеринар Сахарова на вопросы журналистов так до сих пор и не отвечает.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *