«Волгоградский аэропорт недостоин имен Чуйкова или Жукова»

Фото:
РИА "ФедералПресс"

«Самая обсуждаемая тема последних дней в Волгограде внезапно и одновременно так по-волгоградски не имеет никакого практического значения в части повседневной жизни. Это вовсе не принятое втихую повышение стоимости капитального ремонта, выполнение программы которого не только часто сомнительного качества, но в целом отстает минимум на год. Это не очередное последнее место в рейтинге доходов среди городов-миллионников и не отставание от всех соседей по темпам развития промышленности. Это и не отмена очередных автобусов  —  на этот раз из Волгограда в Волжский. Хуже того, это даже не вырубка последней зелени в городе –  на Центральной набережной,   —  которую прямо сейчас проводят в рамках „благоустройства“, которое когда-то планировалось к ЧМ-2018, а по факту только начинается. Беспокоит общественность „проблема“ ощутимо более масштабная —  как же будет называться волгоградский международный аэропорт. Выбрать ему имя предлагают нам всем вместе. Это придумали не у нас, проект „Великие имена“ https://великиеимена.рф всероссийский. Его авторы предлагают присвоить имена выдающихся соотечественников 45 аэропортам  —  не только новым и строящимся, но и работающим. Среди них и Симферополь, и Калининград, и Хабаровск, и много других.  В самой по себе идее нет ничего предосудительного. Хотя бы потому, что проводящееся голосование никак не обязывает владельцев аэропортов что-то, действительно, делать по итогам голосования. О механизме выдвижения названий вы можете прочесть сами.  Новый ростовский аэропорт „Атаман Платов“ — это же здорово! Как хорошо, что крупнейшие мировые аэропорты носят имена Индиры Ганди, Шарля де Голля, Леонардо да Винчи и т. д. Что, у нас великих людей не было? Были, и достаточно. А чем же мы хуже? Хуже не мы, а те, кто вновь пользуется, в общем, вполне неглупой и приятной идеей, чтобы решить свои сиюминутные проблемы, переключая внимание с острых вопросов на общественную псевдодискуссию. Активные пересуды именно применительно к Волгограду, действительно, не могут не удивить. У нас же с самого начала все не как у всех. Волгоградский „Гумрак“ предлагают переименовать третий раз за последние два года. Пару лет назад его хотели окрестить Сталинградом.. Прекрасно, что тогда до дела, как почти всегда в нашем героическом городе, не дошло. В парадигме поименного переименования невозможны увещевания вроде „Сталинград — это не Сталин“. Именем Иосифа Виссарионовича, конечно, никто воздушную гавань не назовет. Градус общественной паранойи, разумеется, повышается, но не настолько. Кстати, напомню, как именно возникло переименование в тот раз: это была почти моментальная реакция на пошловатый, но громкий скандал с непонятными вензелями на стене нового терминала. А еще аэропорт сам устраивал голосования, там прошло несколько этапов, были лидеры, споры, подозрения в „накрутках“, и ничего. Нет переименования. Александром Невским или Георгием Жуковым, кстати, волгоградскому аэропорту тоже не быть. Не потому, что он стал аэропортом, по сути, в руках гитлеровцев, что, впрочем, тоже обстоятельство неприятное. Давайте быть честными, масштаб не соответствует. Даже несмотря на многомиллиардные вливания последних лет, большую часть которых сделал не владелец порта холдинг „Новапорт“, а федеральный бюджет. Кстати, вот глава „Новапорта“ Роман Троценко вроде о чем-то договаривался с губернатором Андреем Бочаровым по поводу новых производств на почившем в бозе одновременно с выборами Бочарова заводом „Химпром“. Позже оказалось, что не „Новапорт“, а японские инвесторы. А там и до иранских недалеко. Какие в условиях такой ветрености первого лица региона планы строит в отношении дальнейшего развития аэропорта сам Троценко, можно только гадать. Аэропорт в Гумраке даже после реконструкции маленький, неудобный и устаревший. В нем даже нет телетрапов! Да, отчасти на фоне модернизации последних лет, но, скорее, благодаря неуклонному росту тарифов РЖД в последние годы аэропорт стал чуть популярнее. В 2017 году он перевез миллион условных человек (меня, например, посчитали четыре раза, а есть у меня знакомые, которых и под сотню). Чтобы уровень востребованности был понятен  —  это почти вдвое меньше, чем в 1991 году или в 1,5 раза меньше, чем в том же 2017-м принял-отправил аэропорт совсем маленькой, хотя и курортной Анапы. Сравнивать с зарубежными воздушными гаванями и вовсе сложно. Например, пассажиропоток аэропорта американского Сан-Антонио (город лишь немногим больше Волгограда по населению) почти 9 млн человек. Этот аэропорт по тамошним меркам считается захолустным —  в радиусе 170 км от него еще несколько аэропортов с общим трафиком в 55 млн человек за год. Аэропорт немецкого Франкфурта, который населяют меньше 800 тыс. человек, и вовсе перемещает за год 62 млн человек. На таком фоне условный „Жуков“ или „Рокоссовский“ с миллионом, да даже двумя, пассажиров будет выглядеть несуразно. Так что единственный здравый вариант — это деятель культуры. Вот в Омске уже обсуждают Егора Летова. Необычно, но почему нет? Волгоград может выдвинуть и Александру Пахмутову, и Маргариту Агашину, и, например, Владимира Мигулю. Главное, чтобы не Прохора, извините за выражение, Шаляпина. Шутка, кончено. Волгоградская тяга к громким и пафосным именам — это зеркало нашего коллективного психотипа. Надо мощно, громко, масштабно. Именами героев прошлого. Чтобы понимали, негодяи, где оказались! Лучше всего прямо так и назвать: „Победа“. Я своими ушами слышал, как Андрей Бочаров называл „Волгоград Ареной“, которая тогда еще строилась, „Арена Победа“. Хотя уже до того Комитет-2018 выпустил официальное разъяснение, где указал название вполне четко. Конечно, героические имена звучные! А достойны ли мы этих имен? Несколько лет назад один мой товарищ прекратил дискуссию по поводу переименования в Сталинград очень простым умозаключением: „Открываем популярный региональный сайт и читаем заголовки новостей, но уже в переименованном виде. „Сталинградские чиновники требовали взятку“, „В Сталинграде разваливается недавно построенный дом“, „Сталинградские проститутки…“. Тут окончание и не важно. Просто вдумайтесь  — „сталинградские проститутки“. Каково? Вот парк у подножия Мамаева кургана полулегально называют „Парком Победы“. И стыдливо прячут глаза (в лучшем случае особо бессовестные начинают брызгать слюной, твердя, что такого никогда почти и не было, когда речь заходит о том, что парк здесь был и назывался Аллеей сталинградских вдов). Кстати, этот же новый парк на волне сомнительного хайпа предлагали назвать в честь Игоря Акинфеева. Так вот. Пока мы не осознаем себя хозяевами нашего города, пока не научимся отвечать за себя и спрашивать с тех, кому мы делегировали нелегкую ношу представлять нас во власти, пока не научимся хотя бы защищать аллеи, посаженные вдовами тех самых героических защитников Сталинграда, недостойны ни мы, ни наш аэропорт имен Чуйкова или Жукова. Самое то — неблагозвучное словечко Гумрак. Хотя мрака не хочется, очень тянет к свету. Стало быть, мы не безнадежны. И это если и зависит от названия аэропорта, то только в 45-ю очередь“.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *