«Рекорд не побит»: легчайший чемпион из Волгограда рассказал о битве с турками и политике в спорте

Фото:
v1.ru

Побить рекорд волгоградского чемпиона спортсмены не могут уже больше 10 лет 
Действующий рекордсмен по рывку штанги, Михаил Шевченко всегда шутил: занимаюсь шахматами. Поднимая впечатляющий вес, он забрал бронзу в битве титанов на чемпионате Европы и получил путевку на Олимпийские игры. Казалось бы, обычная история успешного спортсмена. Спортсмена с ростом 157 сантиметров и вечным весом в 56 килограммов.
— Есть тяжеловесы, а есть «мухачи». Я тот самый «мухач». Атлет, который выступает в суперлегком весе, — рассказывает Михаил Шевченко. — Ребята из команды всегда относились к нам очень уважительно. Смотрят, как поел, как поспал. А я, когда что — то не доедал на второе, отдавал своим большим соседям. Они — то, естественно, кушают куда больше. Кстати, на всех соревнованиях «мухача» селят в одну комнату с тяжами. Я вешу 56 килограммов, а он — 140 — 150. Помню только одного супертяжа, который жил в комнате один. 180 килограммов живого веса. Такому была не нужна компания.

Когда все друзья Михаила Шевченко бежали на улицу, шестилетний мальчик шел на тренировку. Шел без лишнего энтузиазма и рвущегося наружу спортивного интереса.
— Я же как все. Хотел побегать, поиграть. Но папа с братом ловили меня на улице и брали с собой на тренировку, — улыбается волгоградский спортсмен. — В шесть лет я уже поднимал палочку — именно с ней тяжелоатлеты учат технику с нуля. В школе я занимался и футболом, и дзюдо. А потом все же пошел в тяжелую атлетику: в Петров Вале главными профессионалами были тяжелоатлеты. Они выезжали на соревнования, колесили по области. А дзюдоисты варились в одной каше и сидели на одном месте.
На первых соревнованиях в Волгограде Михаил Шевченко проиграл своему сопернику 15 килограммов (Победитель поднял 45 — килограммовую штангу).
— Разозлился и уже через месяц вырвал первое место, — вспоминает волгоградец. — Я был перспективным, гибким. У меня быстро все получалось, и в 15 лет я выполнил мастера спорта. Потом все время торчал на сборах: забирали в Подмосковье, Подольск, Сочи. Побыл месяц дома и снова куда — то помчался. Помню, что в 13 — 14 лет уже ехал на поезде один. Вечером не успевал на поезд и не раз оставался на Павелецком вокзале. У меня там столько друзей появилось. Звали в видеосалон, бесплатно показывали фильмы и даже разрешали переночевать.

Не все знакомые Михаила Шевченко верили, что он, коренастый, но невысокий парень, тягает штангу. То ли устав от лишних вопросов, то ли проявив харизму, молодой спортсмен придумал удобный ответ: «Занимаюсь шахматами».
— Мои первые серьезные соревнования прошли в Рыбинске. Я должен был начать с 65 килограммов. Стою, жду своего выхода и вижу, как парень ломает руку. Штанга уходит назад, и у него выскакивает локоть. А тут мне пора выходить, — улыбается Михаил Шевченко. — Признаться, я немного выбился из строя. Дома поднимал и 70 килограммов, а тут только с третьего раза вырвал 65. В толчке немного реабилитировался и стал вторым. Тогда я в первый раз увидел, что штанга может навредить. Раньше об этом даже не задумывался: да как такое возможно? Потом, конечно, видел эти травмы все чаще и чаще. Знаете, в конце спортивной карьеры (А закончил я только в 37 лет) выходить уже не так радостно. Второе место? А, хватит. Пошел я домой.

«Вы все пыжитесь и пыжитесь»
Когда от штанги в спортивном зале уже мерещилось в глазах, тренер давал Михаилу Шевченко небольшую паузу.

— Были моменты, когда не хотел заходить в зал, — признавается тяжелоатлет. — Шел через не хочу или брал перерыв. Со словами «Приходи, но не тренируйся» наставник отпускал на недельку — две. И вот я отдыхал неделю, а потом смотрел, как тренируются ребята, и бежал переодеваться. Порой залезешь в яму и не показываешь никакого результата… Такие моменты нужно просто пережить.
Выделить своих главных соперников Михаил Шевченко мог еще до начала соревнований. Во время разминки тяжелоатлет из Петров Вала невольно подглядывал за конкурентами: главной мерой был вес в 100 килограммов.

— Иногда смотришь и думаешь: «Эх, как легко 100 килограммов взял. Как же он дальше будет?». Начинаешь напрягаться, — улыбается Михаил Шевченко. — Тренер заметит и говорит: «Ты сам разминайся, а не по сторонам смотри». Сидишь и все равно косишься. На соревнованиях тренер Виктор Иванович всегда был рядом. Если ко мне кто — то подходил, он подбегал, как злая собака: «Отошли все от него». Вокруг меня ходил, оберегал. «Чего встал? Сиди, я принесу». Правда, такая роскошь была только на стартах. На тренировках все менялось.
Забирая золото российских турниров, Михаил Шевченко едва не уехал на Олимпийские игры в Атланте.
— Главный тренер еще до старта предупредил меня: «Миша, не бросай режим. Поедешь на Олимпиаду», — рассказывает волгоградец. — Выиграл, но не поехал. Ко мне потом зашли и сказали: «Извини, от нас сейчас ничего не зависит». Из-за политической ситуации на игры нужно было отправить чеченца из весовой категории 64 килограмма. Потом тренер Игорь Иванович Никитин написал: «Нужно было брать Шевченко». Только за одно приземление в Атланте нам обещали квартиру в Волгограде. Кстати, на чемпионате Европы в 1997 году я встретился с трехкратным олимпийским чемпионом из Турции Халилем Мутлу. Он мой кумир. Как его обыграть? Надо признать, что он на голову сильнее меня. Я 120 килограммов поднял, а он 137. Тогда я забрал бронзу — до этого в моей весовой категории 15 лет спортсмены не попадали в призы. После соревнований мы оказались за одним столом с турками, болгарами, украинцами, белорусами. Мутлу понимал по — русски, поэтому мы даже с ним пообщались.
В родном Петров Вале Михаила Шевченко встречали не хуже, чем Юрия Гагарина после его полета. Новость о том, что местный тяжелоатлет выиграл бронзу на чемпионате Европы, радостные спортсмены раструбили прямо во время областных соревнований.

— Мне потом рассказывали ребята: кто — то прибежал, залез на сцену и в микрофон сказал: «По спутниковому показывали. Шевченко стал третьим!», — смеется Михаил. — Мама, кстати, никогда не смотрела мои соревнования. Потом глянула на кассете и сказала: «Ну что там? Пыжитесь и пыжитесь!».
Ради тренировок — в больницу на восемь месяцев
Увидев серьезную травму на своих первых соревнованиях, Михаил Шевченко и сам не раз обращался к врачам.
— В 25 лет у меня случился надрыв связок в тазобедренном суставе. Я не обратил на это внимания и продолжил тренироваться через боль, — вспоминает мужчина. — Потом все обросло хрящом, и врач сказал: ходить сможешь и без операции. А вот если хочешь тренироваться дальше, нужно ложиться. Получилось, что меня оперировал мастер спорта по тяжелой атлетике. Потом я восемь месяцев пролежал в больничном комплексе. Помню, как, хромая, возвращался в зал. Тренер заставлял меня прыгать на одной ноге, вставать к стенке и приседать с диском. Все упражнения, которые можно делать лежа, я делал. Однажды за неделю до соревнований я сломал себе кисть. Отекла, болит. А мне говорят: «Будут разыгрывать жидкокристаллический телевизор». Я, конечно, наелся обезболивающих и пошел в бой.
С травмой Михаил Шевченко показал и свой лучший результат — в рывке он поднял 120 килограммов и 500 граммов. К слову, побить этот рекорд в весовой категории 56 килограммов до сих пор не смог ни один атлет.
— Я был в хорошей форме, но недели за полторы до соревнований уронил себе штангу на ногу. Услышал только какой — то хруст, — делится воспоминаниями спортсмен. — Садимся в поезд, я рассказываю ребятам про травму, а они говорят «Вот посмотришь. Еще лучше выступишь, чем хотелось бы». Точно! Поднял свой лучший результат. Я оторвался от прошло рекорда всего на 500 граммов. А теперь ребята рвут только 110 килограммов.

Ничего, кроме зала и поездок по всей России
Завязать со спортивной карьерой Михаил Шевченко смог лишь в 37 лет. После расставания с тяжелой атлетикой действующему рекордсмену пришлось полностью перестраивать свою жизнь.
— За то время, что я был в спорте, успел повидать всю страну. У «мухачей» всегда оставалось свободное время: выступил на второй день соревнований и потом до конца недели гуляй по городу. Тем более, что тренер уже не следит за твоим режимом. Помню, что в Хорватии во время чемпионата Европы я жил в пятизвездочной гостинице и не вылазил из бассейна и из бани, — рассказывает Михаил Шевченко. — Потом кочевая жизнь, вечные поезда, гостиницы начали приедаться. Из тяжелой атлетики уходят в 31 — 32 года. А я тянул до 37. Тренер каждый раз просил: «Давай еще годик. Еще годик». Заменить нас, ветеранов, было некем. Когда ушел из спорта, понял, что ничего не знаю о жизни. До этого я ведь видел только спортзал и дом. Дом и спортзал. Что делать? Куда идти? Адаптироваться помог родившийся сын.
Спустя 10 лет после финиша Михаил Шевченко до сих пор не соскучился по штанге. Пару раз он даже переодевался в спортивную форму, сидел перед снарядом, но все же уходил в раздевалку.
— Я начинал тренировать детей. Помню, что объяснял им, а у них не получалось. В голове носились мысли: «Как же так? Это же просто», — комментирует Михаил Шевченко. — Я понял, что человеку, который занимался большим спортом, нежелательно работать с детьми. Ему нужны готовые спортсмены, которых нужно слегка подкорректировать. Однажды мы с сыном смотрели чемпионат мира по тяжелой атлетике. Он взял швабру и повторил движение — рывок почти идеально. Зимой мы с ним ходим в зал. Как — то раз я не устоял и переоделся в форму. Посидел, посидел и говорю: «Пошли домой. Наподнимался уже». Ребенок хочет заниматься футболом, а я не настаиваю на своем виде. И от спортивной жизни его, кстати, совсем не отговариваю. Это интересная и веселая жизнь со своими минусами и большими плюсами.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *